Доказать недоказуемое: почему в Армении вновь появляется «серый» коньяк и не только

0 166

Доказать недоказуемое: почему в Армении вновь появляется "серый" коньяк и не только

Анализ статистики показывает, что в Армении налицо риск появления контрафактного коньяка. Он основан на фиктивной статистике урожая. А настоящий урожай сельчанам в этом году не раз приходилось просто выбрасывать.

Фикции в сельском хозяйстве отныне не будет: никто впредь не позволит выпускать армянский коньяк на нелегальном привозном спирте или завозить турецкие помидоры, а потом экспортировать их как произведенные в Армении. Поэтому в сельском хозяйстве есть спад, но нужно понять, насколько он вызван прежними пририсовками в статистике.

Такова, по крайней мере, установка: ее озвучил ранее в парламенте на обсуждении бюджета 2020г. премьер-министр Армении Никол Пашинян. «Мы закрыли этот путь», — заявил он тогда.

Глава правительства отметил, что экспорт продуктов питания вырос на 14,9%, в том числе огурцов – на 489%.

Так стало быть, с фальшивым коньяком покончено? Расскажем о том, почему к урожаям начали делать приписки и продолжится ли такая практика впредь.

Посадишь «как бы виноград» – получишь «как бы коньяк»

За целых 134 года, с 1870 по 2004 годы, было только два случая, когда средний урожай винограда в Армении превысил 10 тонн с гектара — в 1962-м (10,8 тонны) и в 1981-м (12,5 тонны). В обычные годы собирали, как правило, по 7-9 тонн. А вот с 2004-го статистика заметно «веселеет»: уже в 2010 году урожаи достигли 15-20 тонн, а в 2015-м – 21 тонна с гектара. Бумажно-чернильный «урожай» винограда составил 312 тысяч тонн, а реальный, по оценкам специалистов, — 130-140 тысяч. Этот «праздник урожая» прекратил в 2016 году тогдашний премьер-министр Карен Карапетян. По итогам 2016 года, статистика показала 178 тысяч тонн винограда (вместо 312) и 109 тысяч тонн закупа на переработку.

«Бумажный» виноград не только «невкусный» — он очень вредный. Нереальным виноградом маскируют вполне реальный контрафакт – коньяк из привозного спирта. Эта традиция зародилась еще в 50-е годы, и решения здесь принимались на высшем (союзном) уровне, учитывая, о каких огромных суммах шла речь.

Премьер-министр, заявив об огурцах, мог бы вспомнить и о винограде. Ведь от экспорта огурцов Армения в год получает десятки, максимум сотни тысяч долларов, а с коньяка — 250-300 миллионов. А по итогам 2019 года производство коньяка в Армении выросло примерно на 10 миллионов литров. Казалось бы, почему нет?

А потому, что 85-90% армянского коньяка — трехлетней выдержки. Значит, для розлива коньяка в этом году виноград заготовили в 2016-м — в том самом году, когда с приписками урожая покончили, а официальная статистика резко сократилась. Тогда как же винограда тогда стало меньше, а коньяка оказалось больше? Значит, статистика преувеличила либо объем винограда в 2016-м, либо объем коньяка сейчас.

Сколько же винограда на самом деле?

Объемы закупа винограда в этом году пока не публикуются. Но согласно хорошо информированным источникам, в 2019 году заводы закупили 230 тысяч тонн – примерно так же, как в «старые, добрые времена». А винограда в этом году, по экспертным оценкам, выращено 120-130 тысяч тонн (в этом году урожай был ниже среднего). Из них 30-35 тысяч – это столовый виноград: 15-17 тысяч реализовали в свежем виде, еще примерно столько же оставили в холодильниках на хранение. 3-4 тысячи тонн использовали для домашнего вина и водки. Получается, что в 2019 году в Армении произвели 260-270 тысяч тонн винограда – примерно столько же, сколько до правительства Карена Карапетяна.

Сейчас правительство Никола Пашиняна вынужденно проверяет перерабатывающие предприятия, чтобы исправить это, мягко говоря, не очень удобное положение. Но премьер уже авансом заявляет, что путь для контрафакта закрыт.

Помидоры из Турции, коньяк непонятно откуда – меньше ли их в реальности?

Экспорт контрафактного конька действительно сократился, но связано это и с контролем в России, а не только в Армении. С 2016 года там начали очищать рынок от привозной незаконной продукции. Дистрибьюторам алкоголя, не зарегистрированным в единой базе данных (ЕГАИС), не разрешают работать на рынке.

Что же касается помидоров, то, по заявлениям премьер-министра, таможня больше не пропускает в страну помидоры и другие фрукты-овощи из Турции, которые завозятся в Армению и реэкспортируются уже как армянские. Но буквально на днях из Ирана в Армению была завезена партия высококачественного винограда: под видом армянского его вывозят в Россию. Разница только в том, что раньше такой товар не проходил растаможку, а сейчас хотя бы платят с него пошлины.

Это, конечно, хорошо для бюджета, но с другой стороны, серьезная опасность появилась для 15-17 (до 20) тысяч тонн столового винограда, заготовленного в холодильниках на зиму. Его в основном экспортируют. И если теперь перед праздниками не начнется активного экспорта (а в отличие от предыдущих лет, такого не наблюдается), то не исключено, что будущей весной фермеры останутся с товаром на руках – точно так же, как этой весной, когда у них испортилось несколько тысяч тонн столового винограда.

Теперь о помидорах. По статистике, за первые девять месяцев 2019 года их в Армению импортировали более 4 тысяч тонн. Но кто их здесь ест, непонятно. Ведь за последние два-три года в Армении построили сотни гектаров современных теплиц (вдобавок к полевым урожаям). В основном там выращивают как раз помидоры. Даже тепличного продукта второго и третьего сорта, не идущего на экспорт, вполне хватает, чтобы снабжать местный рынок зимой. Тогда для чего их завозят? Выводы оставляем читателю.

Труд, который пропал

Мы говорили о том, кто и как «ест» несуществующий урожай. Теперь придется поговорить о том, как самый настоящий урожай оказался никому не нужен.

Весной в селах вокруг города Аштарак, славящихся яблоневыми садами, пришлось выбросить часть отборного урожая в 60 тысяч тонн. Остаток, который раньше экспортировали по 500-600 драмов (1-1,2 доллара) за килограмм, еле-еле продали в пять раз дешевле. То же самое произошло и с урожаем картофеля, и со столовым виноградом, который хранили в холодильниках.

В результате этой весной посевы картофеля резко сократились, поэтому в этом году он стоил примерно вдвое дороже обычного. Наконец, летом с полей не собрали несколько сот тонн баклажанов. Посевы почти всех овощей сократились на 5-10%, а некоторых других культур – даже больше. То есть сократились и урожай, и доходы фермеров. А премьер-министр пытается доказать недоказуемое.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.